Закрыть ... [X]

Материальное равенство в отношениях

Договорные отношения – это одна из самых больших групп отношений, регулируемых Гражданским кодексом РФ. Гражданский кодекс Российской Федерации основательно вошел в жизнь российского общества как один из наиболее фундаментальных законов рыночной экономики.

В п. 1 статьи 1 ГК РФ сформулированы основные начала (принципы) гражданского законодательства, которые базируются на положениях Конституции РФ, которые были рассмотрены в предыдущем параграфе, и выражают как сущность гражданско-правовых отношений, так и особенности гражданского законодательства Российской Федерации в условиях перехода к рынку. Таких начал в п. 1 названо семь:

· равенство участников регулируемых гражданским законодательством отношений;

· неприкосновенность собственности;

· свобода договора;

· недопустимость произвольного вмешательства кого-либо в частные дела;

· необходимость беспрепятственного осуществления гражданских прав;

· обеспечение восстановления нарушенных прав;

· судебная защита нарушенных гражданских прав.

Как видим, принцип равенства правового статуса субъектов гражданского правоотношения стоит на первом месте.

Равенство участников гражданских отношений выражается в признании за всеми гражданами равной правоспособности (ст. 17 ГК РФ), а за всеми юридическими лицами - правоспособности, соответствующей целям их деятельности (ст. 49 ГК РФ). Недопустимо наделение одного из участников гражданских правоотношений властными полномочиями в отношении другого. Российская Федерация, ее субъекты и муниципальные образования выступают в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на равных началах с иными участниками этих отношений (п. 1 ст. 124 ГК РФ).

Принцип равенства участников гражданских правоотношений, помимо его закрепления в общей форме в п. 1 ст. 1, повторен в п. 1 ст. 2 ГК РФ и специально упоминается во многих последующих статьях ГК РФ, когда речь идет об институтах, где существует повышенная опасность нарушения этого принципа (розничная купля-продажа, бытовой подряд - п. 1 ст. 731, строительный подряд - п. 1 ст. 748, перевозка - п. 1 ст. 789, банковский счет - п. 3 ст. 845).

Равенство участников гражданских правоотношений не исключает различий в объеме и содержании принадлежащих им субъективных гражданских прав. Такие различия неизбежны в силу разных имущественных возможностей отдельных субъектов гражданского права, вследствие степени их образования и способностей, а также различия их жизненных и хозяйственных интересов[1].

Принцип равенства реализуется в договорных правоотношениях, придавая им диспозитивный характер.

Договорные правоотношения - один из видов правоотношений. В силу этого им присущи как общие черты и признаки, характерные для всех правоотношений, так и специфические, обусловленные тем, что гражданские правоотношения возникают в результате гражданско-правового регулирования имущественных и некоторых личных неимущественных отношений. Иначе говоря, специфические черты и признаки договорных правоотношений предопределены особенностями самого гражданского права.

К их числу относятся следующие:

· субъекты договорных правоотношений обособлены друг от друга как в имущественном, так и в организационном плане, в силу чего они самостоятельны, независимы друг от друга, соотносятся друг с другом как равные.

· равенство участников общественных отношений, составляющих предмет гражданско-правового регулирования, заложено в данных отношениях, имманентно присуще им. Гражданское право всеми средствами и способами, имеющимися в его арсенале, юридически обеспечивает такое равенство. Вследствие этого договорные правоотношения формируются как правоотношения между равноправными субъектами, как правоотношения особенного структурного типа, в которых обязанность корреспондирует субъективному праву как притязанию, а не как велению. При всей полярности субъективных прав и обязанностей в гражданских, в том числе и в договорных правоотношениях обязанный субъект во всех случаях находится в равном положении с управомоченным субъектом, т.е. в отношениях координации, а не субординации.

· самостоятельность участников общественных отношений, подпадающих под гражданско-правовое регулирование, диспозитивность указанного регулирования обусловливают то обстоятельство, что основными юридическими фактами, порождающими, изменяющими и прекращающими гражданские правоотношения, являются акты свободного волеизъявления субъектов - сделки.

· в качестве юридических гарантий реализации гражданских правоотношений применяются присущие только гражданскому праву меры защиты субъективных гражданских прав и меры ответственности за неисполнение обязанностей, обладающие главным образом имущественным характером.

На основании вышеприведенного можно утверждать, что гражданское правоотношение - юридическая связь равных, имущественно и организационно обособленных субъектов имущественных и личных неимущественных отношений, выражающаяся в наличии у них субъективных прав и обязанностей, обеспеченных возможностью применения к их нарушителям государственно-принудительных мер имущественного характера[2].

Содержание договорного правоотношения составляют субъективные права и обязанности его участников.

Субъективное гражданское право есть мера дозволенного поведения субъекта гражданского правоотношения. Субъективное гражданское право - сложное юридическое образование, имеющее собственное содержание, которое состоит из юридических возможностей, предоставленных субъекту. Юридические возможности как составные части содержания субъективного гражданского права называются правомочиями.

При весьма большом разнообразии содержания субъективных гражданских прав можно обнаружить, что оно является результатом разновариантных комбинаций трех правомочий:

· правомочия требования, представляющего собой возможность требовать от обязанного субъекта исполнения возложенных на него обязанностей;

· правомочия на собственные действия, означающего возможность самостоятельного совершения субъектом фактических и юридически значимых действий;

· правомочия на защиту, выступающего в качестве возможности использования или требования использования государственно-принудительных мер в случаях нарушения субъективного права.

Типичными субъективными правами, для содержания которых характерно наличие двух правомочий - правомочия требования и правомочия на защиту, являются субъективные гражданские права, входящие в содержание гражданско-правовых обязательств, возникающих из договоров.

В них управомоченный субъект - кредитор, в целях удовлетворения своих интересов может требовать от обязанного субъекта - должника совершения действий по передаче имущества, выполнению работ, оказанию услуг и т.п., а в случае их несовершения - требовать применения к должнику гражданско-правовых мер.

Классической моделью субъективного гражданского права, включающего в свое содержание всю триаду правомочий, является субъективное право собственности. Собственник обладает юридической возможностью требовать от всех лиц, чтобы они не нарушали принадлежащее ему право собственности. Он также может притязать на применение к правонарушителю мер государственно-принудительного воздействия. Но главное и определяющее ядро в содержании субъективного права собственности - правомочие субъекта на собственные действия по владению, пользованию и распоряжению принадлежащим ему имуществом по своему усмотрению в договорных отношениях.

Субъективная обязанность - мера должного поведения участника договорного правоотношения. Сущность обязанностей кроется в необходимости совершения субъектом определенных действий или воздержания от социально вредных действий.

В договорных правоотношениях бывают два типа обязанностей - пассивный и активный. Это обусловлено наличием в гражданско-правовом регулировании общественных отношений двух способов законодательного закрепления обязанностей - позитивного связывания и метода запретов - негативного связывания.

Обязанности пассивного типа вытекают из гражданско-правовых запретов и по своей природе означают юридическую невозможность совершения действий, нарушающих публичные интересы и интересы управомоченных лиц.

Функции запретов в механизме гражданско-правового регулирования весьма разнообразны. Одна из главных функций запретов состоит в установлении пределов осуществления субъективных гражданских прав. Так, собственник-гражданин не должен при осуществлении своих правомочий наносить ущерб окружающей среде, нарушать права, охраняемые законом интересы граждан, организаций.

Запреты порождают обязанности одного субъекта гражданского правоотношения перед другим: запрет одностороннего отказа от исполнения договора, перевода долга без согласия кредитора и им подобные.

Особое место занимают запреты, порождающие обязанности, исполнение которых препятствует трансформации относительных гражданских правоотношений одного вида в другой. Например, запрет хранителю использовать имущество, переданное ему на хранение поклажедателем с оплатой услуг по хранению, препятствует трансформации правоотношения хранения в правоотношения имущественного найма.

Весьма своеобразны в гражданском праве общерегулятивные запреты, налагающие на всех субъектов гражданских правоотношений обязанности принципиального характера - соблюдать требования законов и правовых актов; осуществлять субъективные гражданские права разумно и добросовестно.

Социальное назначение гражданско-правовых обязанностей активного типа состоит в побуждении субъектов к совершению общественно полезных действий. Всякая гражданско-правовая обязанность активного типа содержит требование к субъекту совершить действие либо по передаче имущества, информации или иного блага, либо по выполнению работы, созданию и использованию произведений литературы, науки и искусства и иных результатов интеллектуальной деятельности, либо по оказанию услуги. Требование, заключенное в обязанности активного типа и составляющее ее содержание, означает для обязанного субъекта необходимость действовать в интересах управомоченного субъекта, так как оно обеспечивается санкцией за неисполнение обязанности.

Требование, составляющее содержание обязанности, концентрированно выражает социальную необходимость той или иной линии поведения субъекта в определенном промежутке времени, в определенном месте, по отношению к определенным лицам, явлениям объективной действительности, вытекающую из норм гражданского права, условий договора, реализующихся в рамках того правоотношения, элементом которого является данная обязанность.

Содержание обязанностей активного типа может быть сложным - в рамках общего требования включать в себя «подтребования». Так, в обязанности по передаче имущества в рамках общего требования совершить действия по передаче имущества обособляются подтребования к качеству и комплектности передаваемого имущества[3].

Структура содержания договорного правоотношения может быть простой и сложной. Элементарно простой выглядит структура содержания правоотношения, возникающего между заемщиком и заимодавцем, без права заимодавца на получение процентов. Единственному праву заимодавца требовать возврата долга по истечении срока займа корреспондирует единственная обязанность заемщика вернуть долг.

Большинству договорных правоотношений присуща сложная структура содержания. Примером может служить структура содержания правоотношения, возникающего на основании договора поставки. Помимо главного права покупателя требовать передачи купленных товаров и его главной обязанности уплатить за товар и корреспондирующих им главных прав и обязанностей продавца, у сторон возникают многочисленные права и обязанности, связанные с исполнением и осуществлением главных прав и обязанностей. К числу таковых можно отнести права и обязанности сторон по способам и формам расчетов за поставленный товар, способам выборки и доставки товара, порядку и методам приемки товара по количеству и качеству, ответственному хранению товара и т.п.

Разграничение структур содержания договорных правоотношений на простые и сложные имеет важное практическое значение, состоящее в следующем.

В различных правоотношениях со сложной структурой содержания мы нередко встречаем однородные элементы. Например, обязанность хранения имущества имеет место в правоотношениях по перевозке грузов, залогу вещей в виде их заклада залогодержателю, хранению вещей у профессионального хранителя. Между тем два первых правоотношения - самостоятельные цельные правовые образования, к которым неприменимы напрямую нормы, регулирующие отношения, возникающие из договора хранения. Прямое применение норм о договоре хранения применимо только к третьему правоотношению. Как видно, только определив, элементом содержания какого правоотношения являются однородные права и обязанности, можно установить, на основе каких правовых норм они возникли.

Структура содержания договорных правоотношений может быть комплексной, включать структурные образования, которые могут существовать и в качестве самостоятельных правоотношений. Такую структуру, например, имеет правоотношение, возникшее на основе договора на проведение опытно-конструкторских работ по созданию оборудования, его поставке, осуществлению его монтажа и проведению пусконаладочных работ. В этом случае в комплексную структуру возникшего правоотношения оказались включенными структурные образования, присущие правоотношениям на проведение опытно-конструкторских работ, поставку оборудования, подрядных работ. Но данные структурные образования являются составными частями более сложной, цельной структуры, представляющей собой единое правоотношение.

Субъектами гдоговорных правоотношений могут быть:

· физические лица (граждане России, иностранные граждане, лица без гражданства);

· юридические лица (российские, иностранные, международные), государственные и административно-территориальные (публично-правовые) образования, обладающие гражданской правосубъектностью.

Действующее гражданское законодательство РФ относит к числу последних Российскую Федерацию, субъектов РФ и муниципальные образования. Их правосуектность будет подробно рассмотрена в следующей главе.

В каждом договорном правоотношении различают две стороны - управомоченную и обязанную. Как на управомоченной, так и на обязанной стороне могут выступать одно или несколько лиц (субъектов).

Состав участников гражданского правоотношения может изменяться в порядке правопреемства, под которым понимают переход прав и обязанностей от одного лица - правопредшественника к другому лицу - правопреемнику, заменяющему его в правоотношении.

Всякое гражданское правоотношение имеет свой объект, в качестве которого выступает то, по поводу чего возникает и осуществляется деятельность его участников.

Деятельность субъектов договорных правоотношений ограничена пределами субъективных гражданских прав и обязанностей.

Предмет деятельности субъектов договорного правоотношения традиционно именуется объектом правоотношения. Его составляют существующие материальные и идеальные блага либо процесс их создания. Материальные блага в их естественном состоянии или произведенные людьми в гражданском праве называются вещами. Вещи, включая деньги и ценные бумаги, наряду с имущественными правами именуются имуществом. Процесс создания материальных и духовных благ именуется либо производством работ, либо оказанием услуг. Идеальные блага выступают:

· в виде продуктов (результатов) интеллектуальной деятельности (произведения науки, литературы и искусства, изобретения, полезные модели, промышленные образцы и т.д.);

· в виде личных неимущественных и иных нематериальных благ (честь, достоинство, личное имя, тайна частной жизни, для юридического лица -деловая репутация и т.д.).

В современных условиях во многих случаях предметом деятельности субъектов договорных правоотношений является информация.

Следовательно, объектами договорных правоотношений могут быть:

· вещи и иное имущество, в том числе и имущественные права;

· работы и услуги;

· результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них;

· нематериальные блага;

· информация.

Несмотря на бесспорную важность принципа равенства участников гражданских правоотношений, его активное применение судами только началось. Тем не менее, уже существует судебная практика, достаточная для систематизации и теоретического осмысления.

В научной литературе отмечено, что принцип равенства устанавливает отсутствие отношений власти и подчинения между участниками гражданского оборота[4], наличие равного правового режима для всех участников, распространение на них одних и тех же гражданско-правовых норм[5], равенство граждан и организаций и государственных органов в гражданско-правовых отношениях[6].

Равенство как принцип гражданского права - это, прежде всего, равенство правовых возможностей субъектов правоотношений. Он проявляется в равенстве прав участников гражданского оборота в их общем статусе, вне связи с конкретным правоотношением, и в равенстве правовых возможностей участников конкретного гражданско-правового отношения. М.А. Кудрявцев, рассматривая реализацию конституционного принципа равноправия (равенства) в отраслевом законодательстве, выделяет частноправовой и публично-правовой подходы к этому принципу. Первый предполагает «контрактную или контрагентную модель равноправия, основанную на идее равенства субъектов частного права - экономических индивидов как участников сделки». Подход, действующий в публичном праве, понимает равноправие как «универсальное, т.е. равноправие перед лицом «третьей силы» - публичной власти, реализуясь преимущественно в форме процессуального и процедурного равноправия»[7]. Равенство участников гражданского оборота перед лицом государства можно назвать публично-правовым равенством в гражданском праве, а равенство участников конкретного правоотношения - контрактным (частноправовым) равенством. Взаимопроникновение этих двух начал обусловливает специфику гражданско-правового принципа равенства, которая позволяет говорить о его двух сторонах - внешней и внутренней.

Внешняя сторона принципа равенства участников гражданских правоотношений проявляется в следующем.

Принцип равенства участников используется судами для обеспечения равных правовых возможностей при вступлении в гражданские правоотношения, при приобретении гражданских прав и обязанностей.

Принцип равенства нарушается, например, если договор купли-продажи заключается с нарушением порядка проведения торгов. Он будет также нарушен, если передача земельного участка одной из не скольких пользующихся этим участком организаций предоставляет ей преимущество перед другими.

В судебной практике можно встретить решения, подтверждающие эти выводы. Суд первой инстанции удовлетворил требование истца, с которым не был заключен договор купли-продажи арестованных проведения акций должника, о признании ничтожным договора продавца с другим покупателем. Суд решил, что, реализовав арестованные акции в порядке комиссионной продажи, ответчик (продавец акций) нарушил требования закона, поскольку продажа арестованных акций должна была осуществляться на торгах в порядке, определенном ст. 447, 448 ГК РФ. ВАС РФ, рассматривая это дело в порядке надзора, поддержал это решение, отметив, что суд первой инстанции обоснованно указал на нарушение установленных законодательством условий продажи акций, а также условий о равенстве участников торгов и правильно признал договор купли-продажи акций ничтожным[8]. В другом деле ФАС Северо-Кавказского округа указал, что п. 2 и 3 оспариваемого постановления земельный участок выделен лишь одной из нескольких организаций, фактически пользующихся участком.

При этом другие организации отнесены к посторонним землепользователям, тем самым ограничены их возможности по оформлению прав на землю. Суд указал, что «одному из субъектов гражданских прав предоставлено преимущество по отношению к другим субъектам, занимающим аналогичное правовое положение. Тем самым нарушен один из принципов гражданского права - принцип равенства участников гражданских правоотношений, изложенный в пункте 1 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации»[9].

Принцип равенства участников гражданских правоотношений предполагает рассмотрение всех заявлений о заключении договора аренды муниципального имущества и обусловливает равные условия публичного договора.

Индивидуальный предприниматель (истица) обратилась в арбитражный суд с иском к комитету по управлению имуществом города о признании недействительным его распоряжения в части предоставления нежилого помещения в аренду ЗАО.

Как следует из материалов дела, истица обращалась в комитет с заявлениями о заключении с ним договора аренды нежилого помещения. Порядок управления и распоряжения муниципальным нежилым фондом предусматривает, что здания, сооружения, нежилые помещения передаются в аренду юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям, победившим на аукционе или в конкурсе на право аренды, а в целевую аренду - на основании рекомендаций городской комиссии по рациональному использованию нежилых помещений. Согласно протоколу, на заседании городской комиссии вопрос о передаче в аренду нежилого помещения обсуждался только с участием ЗАО (другого претендента), чем были ущемлены права и законные интересы предпринимателя, заявления которой комиссии вообще не представлялись.

Суд первой инстанции исковые требования удовлетворил, суд кассационной инстанции его решение поддержал. При этом ФАС округа отметил, что в соответствии со ст. 1 ГК РФ гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений. Игнорирование (оставление без внимания) заявления истицы о предоставлении нежилого помещения в аренду, а также рассмотрение вопроса об аренде спорного помещения без ее участия является нарушением принципа равенства участников гражданских правоотношений[10].

Из материалов другого дела следует, что администрация города своим постановлением утвердила тарифы на услуги муниципального предприятия по группам потребителей, согласно которому для промышленных предприятий был установлен тариф на водоотведение в размере 6,23 руб./м3, а для предприятий текстильной промышленности - 2,20 руб./м3. Муниципальное предприятие обратилось в арбитражный суд с иском о признании постановления недействительным (в части утверждения тарифов на услуги водоснабжения для группы предприятий текстильной промышленности), а также о взыскании убытков. Истец ссылался на ст. 1, 426 ГК РФ, согласно которым участники гражданских правоотношений имеют равные права, а цена и иные условия публичного договора устанавливаются одинаковыми для всех потребителей, за исключением случаев, когда законом и иными правовыми актами допускается предоставление льгот для отдельных категорий потребителей.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении исковых требований, поскольку пришел к выводу, что оспариваемое постановление принято в пределах полномочий администрации города и в соответствии со ст. 14, 31 Федерального закона РФ от 28 августа 1995 г. N 154-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации».

Поданная истцом кассационная жалоба была удовлетворена, и дело передано на новое рассмотрение в суд первой инстанции. При этом суд кассационной инстанции указал, что в соответствии с п. 1 ст. 1 ГК РФ участники гражданских правоотношений имеют равные права, а условия публичного договора должны быть одинаковы для всех[11].

Принцип равенства предполагает равные правовые возможности при осуществлении гражданских прав. Недопустимы ограничительные условия осуществления гражданских прав, не предусмотренные законом.

Принцип равенства участников гражданских правоотношений нарушается при выдаче квот на производство этилового спирта и спиртосодержащих растворов, денатурацию спирта только государственным предприятиям и акционерным обществам, контрольный пакет акций которых принадлежит государству.

Кассационная коллегия ВС РФ указала на то, что «установленные условия осуществления производства не могут быть расценены иначе, чем ограничительные, нарушающие равенство участников гражданских правоотношений, что противоречит ... статье 49 ГК РФ, в силу которой коммерческие организации могут иметь гражданские права и нести гражданские обязанности, необходимые для осуществления любых видов деятельности, не запрещенных законом»[12].

В другом случае суд отменил выданное заводу налоговым органом предписание о необходимости получить квоту на закупку спирта собственного производства. Суд указал, что это требование нарушает равенство участников гражданских правоотношений, поскольку получение такой квоты не предусмотрено действующим законодательством (в том числе ст. 49 ГК РФ)[13].

В подобных спорах суды обоснованно ссылаются на ст. 49 ГК РФ, устанавливающую общую правоспособность коммерческих юридических лиц. В правиле о равной правоспособности также проявляется принцип равенства участников гражданских правоотношений.

Равенство подразумевает и равные возможности при осуществлении правомочий собственника.

Гражданско-правовой принцип равенства включает в себя правило о равных материальных и процессуальных возможностях при защите гражданских прав.

Принцип равенства участников гражданских правоотношений требует, чтобы при установлении отсрочки исполнения решения суд учитывал материальное положение и иные заслуживающие внимания обстоятельства обеих сторон спора.

ТОО обратилось в арбитражный суд с иском к республиканской конторе по реализации топлива о взыскании стоимости выполненных работ по перевозке угля. Исковые требования были удовлетворены в полном объеме. Ответчик обратился в суд с заявлением об отсрочке исполнения решения. Суд предоставил отсрочку исполнения решения сроком на один год с момента выдачи исполнительных листов. При этом он принял во внимание, что задолженность ответчика перед истцом образовалась в связи с тем, что правительство республики не обеспечило своевременное возмещение ответчику разницы в цене на топливо, реализуемое населению.

ТОО подало кассационную жалобу, в которой просило судебный акт отменить. По его мнению, суд при разрешении ходатайства об отсрочке исполнения решения нарушил требования ст. 1, ст. 6, ст. 10 ГК РФ, которыми установлен принцип равенства участников гражданских отношений, добросовестности, разумности, справедливости в процессе реализации гражданских прав и обязанностей. Вопреки этим требованиям суд отдал предпочтение лишь интересам ответчика, сославшись на его дебиторскую задолженность и ненадлежащее финансирование его клиентов Министерством финансов РФ.

Суд кассационной инстанции согласился с доводами ответчика, но при этом подчеркнул, что при установлении периода отсрочки исполнения решения до одного года с момента выдачи исполнительных листов суд первой инстанции принял во внимание только интересы ответчика. Вместе с тем истец также находится в тяжелом финансовом положении, являясь должником по кредитному договору и иным обязательствам, в том числе и по обязательствам перед бюджетом.

Принимая во внимание установленный ст. 1 ГК РФ принцип равенства участников гражданских отношений, ФАС посчитал необходимым изменить определение в части установления отсрочки исполнения решения, уменьшив ее на полгода[14].

Принцип равенства участников гражданских правоотношений требует, чтобы все лица, имеющие право на один и тот же объект гражданских прав, приняли участие в споре, касающемся данного объекта.

В частности, ФАС Уральского округа признал нарушением этого принципа принятие решения о правах и обязанностях лица, не привлеченного к участию в деле[15].

Тот же суд в другом случае установил, что для правильного разрешения дела суду необходимо было привлечь к участию в нем третьих лиц, так как требование истца о понуждении передать недвижимое имущество и зарегистрировать за ним право собственности касается их прав и законных интересов[16].

Принцип равенства участников гражданских правоотношений был провозглашен и в советском гражданском праве, однако в действительности не был реализован, поскольку существовало множество льгот и привилегий для государственных и общественных организаций. Так, в соответствии со ст. 153 ГК РСФСР[17] от 11 июня 1964 г. неправомерно отчужденное государственное имущество, а также имущество общественных организаций могло быть истребовано от любого приобретателя, в то же время право гражданина на виндикацию ограничивалось, если вещь находилась у добросовестного возмездного приобретателя и выбывала из обладания собственника по его воле. На то, что эта норма нарушала принцип равенства участников гражданского оборота указывалось в советской правовой литературе[18]. В ныне действующем ГК РФ установлены одинаковые условия виндикации вещи для всех субъектов гражданских правоотношений.

Внутренняя сторона принципа равенства участников гражданских правоотношений заключается в следующем.

Внутри конкретного правоотношения принцип равенства участников гражданских правоотношений «работает» по-иному, здесь правовые возможности субъектов правоотношения должны корреспондировать друг другу. Предполагается, что равенство в равенства конкретном правоотношении должно обеспечивать баланс имущественных интересов его участников. Этот принцип наиболее часто используется Европейским судом по правам человека, который при рассмотрении дел обращается к «справедливому»[19], «необходимому»[20], «надлежащему»[21] балансу интересов сторон и подчеркивает, что «обязанность избежать столкновения интересов сторон и сохранить баланс между ними лежит на судебной власти»[22].

Категория «баланс интересов сторон» применяется и в практике Конституционного суда РФ, в одном из постановлений которого отмечено: «Установив такой механизм обеспечения исполнения обязательства по выплате страховых сумм, который создает преимущества для страховщика в его отношениях с застрахованным лицом (выгодоприобретателем), а также фактически освобождает страхователя (а следовательно, и государство) от какой-либо ответственности, законодатель тем самым нарушил баланс ... прав и обязанностей участников соответствующего договора и несоразмерно ограничил права застрахованных лиц»[23].

Принцип равенства предполагает соразмерность прав и обязанностей сторон гражданско-правового обязательства, т.е. соответствие прав и обязанностей одной его стороны правам и обязанностям другой. Явное несоответствие прав и обязанностей сторон свидетельствует о нарушении баланса интересов сторон и, как следствие, принципа их равенства.

Принцип равенства участников гражданских правоотношений нарушается условиями договора, которые ставят одну из сторон в дискриминируемое положение.

ФАС Северо-Западного округа исключил из договора аренды условие, налагающее на арендатора ответственность (в виде пени в размере 7 у.е. за каждый день просрочки) за непредоставление платежных поручений (п. 5.3 договора аренды), посчитав их дискриминационными, поскольку основной обязанностью арендатора в соответствии со ст. 606, 614 ГК РФ является своевременное внесение арендной платы. За ненадлежащее исполнение этого обязательства п. 5.2 договора установлена санкция в виде начисления пеней. Пункт 5.3 проекта договора в редакции истца предусматривает штраф за нарушение иных условий договора. Кроме того, подлежащая уплате неустойка, установленная п. 5.3 договора в редакции, принятой судом, явно несоразмерна возможным последствиям нарушения обозначенного обязательства. Несвоевременность представления арендатором подлинников платежных поручений не влечет негативных последствий. С учетом вышесказанного данный пункт не подлежит включению в договор.

Приняв такое решение, суд привел стороны в состояние равенства, сбалансировал их имущественные интересы[24].

Противоречит принципу равенства участников гражданских правоотношений и является недействительным договор, заключенный на условиях, явно выгодных для одной стороны и явно невыгодных для другой. Оплата по договору должна быть разумной и соразмерной исполненному обязательству.

Передавая одно из дел на новое рассмотрение, суд кассационной инстанции отметил, что в заключении договора аренды помещений с правом выкупа заинтересован был в основном арендатор (по договору тот, в частности, определял порядок и сроки внесения суммы выкупа). Баланс интересов сторон был нарушен в связи с неадекватностью обязательства, которое одна сторона предоставляла другой[25].

В другом деле ФАС Западно-Сибирского округа пришел к выводу о нарушении в агентском договоре баланса интересов сторон в связи с неадекватностью обязательства, которое одна сторона предоставляла другой. Суд указал, что вознаграждение агента не может составлять 3 336 364 руб. при сумме сделки в 663 636 руб., эту сумму нельзя признать разумной и соразмерной исполненному агентом обязательству[26]. Принципу равенства участников гражданских правоотношений и паритетности интересов сторон противоречит оплата электроэнергии по повышенным в десять раз тарифам.

Прокурор области обратился в арбитражный суд с иском к ОАО и муниципальному предприятию о признании одного из пунктов договора энергоснабжения недействительным.

Как следует из материалов дела, между ОАО (энергоснабжающей организацией) и муниципальным предприятием (абонентом) заключен договор энергоснабжения. По этому договору в случае самовольного (без разрешения ОАО) использования электроэнергии для термических целей, присоединения субабонентов, электроотопительных и водонагрева-тельных установок, использования электронагревательного оборудования, не предусмотренного договором, а также нарушения установленного режима электропотребления и работы электротермического оборудования абонент оплачивает использованную с нарушением договора электроэнергию по тарифам, повышенным в десять раз.

Суд первой инстанции исковые требования удовлетворил, отметив, что взыскание энергоснабжающей организацией десятикратной стоимости электрической энергии, потребленной абонентом с нарушением установленного режима электропотребления и работы электрического оборудования, противоречит требованиям ст. 15, 547 ГК РФ.

Апелляционная инстанция приняла постановление об отказе в удовлетворении исковых требований. При этом она исходила из того, что условие договора, устанавливающее ответственность за ненадлежащее исполнение обязательства, не вступает в противоречие с нормами законодательства.

Суд кассационной инстанции, в который обратился прокурор области, признал его кассационную жалобу обоснованной и отметил, что спорное условие договора противоречит принципу равенства участников гражданских правоотношений и паритетности интересов сторон, а также допустимых пределов осуществления гражданских прав (ст. 1, 10 ГК РФ)[27].

Принципу равенства участников гражданского оборота соответствует уменьшение судом неустойки, явно несоразмерной последствиям нарушения обязательства.

Комитет по управлению муниципальным имуществом обратился в арбитражный суд с иском к предприятию о взыскании задолженности по договору аренды и неустойки в размере 17 547 руб. 90 коп. Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, с ответчика в пользу истца взыскан основной долг, но размер неустойки при этом уменьшен до 3 тыс. руб. (ст. 333 ГК РФ).

В кассационной жалобе истец просил удовлетворить его первоначальные требования о взыскании неустойки в размере 17 547 руб. 90 коп.

Суд кассационной инстанции с доводами его жалобы не согласился, отметив при этом: «...с учетом достаточно высокого процента неустойки - 108% (при ставке рефинансирования 13% годовых) вывод суда о явной несоразмерности неустойки и возможности реализации права суда на ее снижение является правильным и соответствует принципу равенства участников гражданского оборота». Кассационная жалоба была оставлена без удовлетворения, а судебные акты без изменения[28].

Равенство участников предполагает равные возможности при исполнении ими обязательств.

Принцип равенства участников гражданских правоотношений требует, чтобы истец пригласил представителя ответчика для определения размера причиненных ему убытков. Из этого принципа следует также, что любая из сторон договора может обратиться с заявлением о его государственной регистрации.

Заместитель прокурора области в защиту интересов муниципального предприятия обратился в арбитражный суд с иском к акционерному обществу о взыскании вреда, возникшего в результате дорожно-транспортного происшествия, которое было совершено по вине работника ответчика. В результате ДТП был нанесен вред имуществу муниципального предприятия.

ФАС Поволжского округа установил, что исходя из равенства участников гражданских правоотношений для определения размера вреда или убытков истец должен был пригласить представителя ответчика. Материалами дела такое приглашение (вызов) не подтверждено. Поскольку убытки определены в одностороннем порядке, размер нанесенного вреда и убытков имуществу истца следует считать не доказанным[29].

ФАС Северо-Западного округа рассматривал дело о признании недействительным (ничтожным) договора аренды здания. Истец (арендодатель) аргументировал свою позицию тем, что договор аренды был заключен против его воли и зарегистрирован по заявлению арендатора, истец же своей воли на регистрацию договора не выражал. Суд установил следующее: «Довод подателей жалоб о том, что договор заключен вопреки воле собственника, не может быть принят во внимание, поскольку наличия у собственника на момент совершения сделки таких пороков воли, которые могли бы служить основанием для признания сделки недействительной, не установлено, а после подписания договора, подлежащего государственной регистрации, исходя из принципа признания равенства участников гражданских правоотношений и ст. 26 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», любая из сторон договора аренды могла обратиться с заявлением о его государственной регистрации»[30].

Равенство участников конкретного правоотношения заключается в недопущении каких-либо необоснованных льгот и привилегий для одной из сторон.

Анализ судебной практики показывает, что на получении привилегированного статуса в гражданском обороте чаще всего настаивает государственный орган[31]. Об этом подробнее будет сказано в параграфе 2.3 настоящей работы.

Принцип равенства участников гражданских правоотношений закреплен в тексте ГК РФ прямым способом и поэтому обладает статусом правовой нормы, является нормой-принципом[32]. С учетом этого нарушение или неправильное применение нормы-принципа равенства будет являться основанием для отмены или изменения решения суда в апелляционном или кассационном порядках.

Кроме того, судам следует учитывать, что нормы-принципы обладают большей юридической силой по отношению к иным гражданско-правовым нормам и при соответствующей правовой коллизии должны применяться нормы-принципы. При обнаружении пробела в гражданском праве принцип равенства участников может быть использован по аналогии права как основное начало гражданского законодательства (п. 2 ст. 6 ГК РФ).

Таким образом, принцип равенства обеспечивает стабилизацию гражданского оборота и отражает диспозитивный характер отрасли гражданского права.

Принцип равенства участников гражданских правоотношений обладает высоким правоприменительным потенциалом, может быть использован при разрешении самых сложных споров. Анализ судебных дел позволяет сделать вывод, что сложившаяся арбитражная практика наполнила этот принцип конкретным содержанием, определила его элементы и основания использования.

[1] Грибанов В.П., Иоффе О.С. Пределы осуществления субъективных гражданских прав // Советское государство и право. - М.: Наука, 1964, № 7. - С. 76-85

[2] Гражданское право. В 4 т. Т.1. Общая часть. Учебник / отв. ред. Е.А. Суханов. 3-е изд., перераб . и доп. М.: Волтерс Клувер, 2004. С. 142.

[3] Гражданское право: Общая и особенная части: Учебник / Белов В.А.. - М.; АО «Центр ЮрИнфоР», 2003. С. 72.

[4] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Отв. ред. О.Н. Садиков. М., 2003. С. 3

[5] Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2005. Т. 1. С. 28

[6] Пиляева В.В. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (постатейный). Часть первая. М., 2003. С. 5

[7] Кудрявцев М.А. Конституционный принцип равноправия в правовом положении личности в РФ: Автореф. дис. на соискание уч. степени канд. юрид. наук. М., 2004. С. 22.

[8] Постановление Президиума ВАС РФ от 15 апреля 2003 г. N 11727/02. // «Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации», 2003 г., N 10

[9] Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 23 декабря 1997 г. N Ф08-1755/1997. // СПС «Консультант-Плюс»

[10] Постановление ФАС Поволжского округа от 12 сентября 2002 г. N А57-8619/01. // СПС «Консультант-Плюс»

[11] Постановление ФАС Уральского округа от 30 сентября 2002 г. N Ф09-767/02-ГК. // СПС «Консультант-Плюс»

[12] Определение ВС РФ от 8 января 2002 г. N КАС01-494 // Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, апрель 2002 г., N 4

[13] Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 14 марта 2002 г. N АЗЗ-13890/01-СЗА-Ф536/02-С1. // СПС «Консультант-Плюс»

[14] Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 11 июня 1998 г. N А69-404/97-2-Ф02-577/98-С2. // СПС «Консультант-Плюс»

[15] Постановление ФАС Уральского округа от 23 апреля 2002 г. N Ф09-716/02-ГК. // СПС «Консультант-Плюс»

[16] Постановление ФАС Уральского округа от 26 ноября 2003 г. N Ф09-3416/03ГК. // СПС «Консультант-Плюс»

[17] Гражданский кодекс РСФСР от 11 июня 1964 г. (с изменениями от 22 июня 1970 г., 12 декабря 1973 г., 1 марта, 18 декабря 1974 г., 18 октября 1976 г., 3 февраля, 14 июня 1977 г., 20 февраля 1985 г., 28 мая 1986 г., 24 февраля 1987 г., 5 января 1988 г., 16 января 1990 г., 21 марта 1991 г., 4 марта, 24 июня, 24 декабря 1992 г., 30 ноября 1994 г., 26 января 1996 г., 14 мая, 26 ноября 2001 г.) // Ведомости Верховного Совета РСФСР от 18 июня 1964 г., N 24, ст. 406

[18] Слесарев В.Л. Режимы виндикации и юридическое равенство сторон гражданско-правовых отношений // Правоведение. 1989. N 5. С. 90.

[19] Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Киган против Ирландии» от 26 мая 1994 г. // Европейский суд по правам человека. Избранные решения. Т. 2. М., 2000. С. 1-9.

[20] Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Серинг против Соединенного королевства» от 7 июля 1989 г. // Европейский суд по правам человека. Избранные решения. Т. 2. М., 2000. С. 391-402.

[21] Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Беррехаб против Нидерландов» от 21 июня 1998 г. // Европейский суд по правам человека. Избранные решения. Т. 2. М., 2000. С. 591-597.

[22] Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Санди Тайме» против Соединенного королевства» от 26 апреля 1979 г. // Европейский суд по правам человека. Избранные решения. Т. 2. М., 2000. С. 198-230.

[23] Постановление КС РФ от 26 декабря 2002 г. N 17-П «По делу о проверке конституционности положения абзаца второго пункта 4 статьи И Федерального закона «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы и сотрудников федеральных органов налоговой полиции» в связи с жалобой гражданина М.А. Будынина». // «Российская газета» от 9 января 2003 г.

[24] Постановление ФАС Северо-Западного округа от 30 июля 2003 г. N А56-484/03. // СПС «Консультант-Плюс»

[25] Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 17 марта 1999 г. N Ф08-403/99. // СПС «Консультант-Плюс»

[26] Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 24 августа 2006 г. N Ф04-5282/2006(25616-А03-8). // СПС «Консультант-Плюс»

[27] Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 10 августа 2005 г. N Ф04-4854/2005(13451-А46-22). // СПС «Консультант-Плюс»

[28] Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 18 октября 2005 г. N Ф08-4618/2005. // СПС «Консультант-Плюс»

[29] Постановление ФАС Поволжского округа от 2 февраля 1999 г. N А55-39-98-5. // СПС «Консультант-Плюс»

[30] Постановление ФАС Северо-Западного округа от 27 апреля 2006 г. N А21-991/2005-С2. // СПС «Консультант-Плюс»

[31] Суханов Е.А. Об ответственности государства по гражданско-правовым обязательствам // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2001. N 3. С. 120-127

[32] Нормы-принципы российского гражданского права / Кузнецова О.А. - М.: Статут, 2006. С. 4.



Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:



Равенство участников правовых отношений по поводу нематериальных и Как сделать трубогиб размер

Материальное равенство в отношениях Материальное равенство в отношениях Материальное равенство в отношениях Материальное равенство в отношениях Материальное равенство в отношениях Материальное равенство в отношениях Материальное равенство в отношениях Материальное равенство в отношениях Материальное равенство в отношениях

ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ